Главным результатом исследований Института социальных технологий Международной академии социальных технологий является разработка обоснования социальных сетей информального образования (сети влияния) и отчет по исполнению пункта 2.9  Плана взаимодействия государств-участников СНГ по расширению применения дистанционных технологий на период до 2012 года.

 

Социальные сети информального образования (сети влияния)

 

 Институтом социальных технологий Международной академии социальных технологий в составе Научного консорциума высоких гуманитарных и социальных технологий (www.scicomcis.spb.ru)  выполнены в 2012 году принципиально новые работы по:

социально-технологическому ограничению активности лиц нетрадиционной нравственной ориентации;

управлению в ризоморфных средах и моделированию инструментов  перераспределения ресурсов;

использованию квазиметрических измерительных шкал в управлении ризоморфными средами;

структурированию и визуализации вербальных сетевых форумов (дискурсов);

информационному обеспечению процедур разборки и сборки социальных субъектов;

моделированию (управлению) социальными отношениями и событийными динамиками.

Опираясь на проведенные эксперименты в различных регионах СНГ в 2005-2010 годах, в 2011 году Научным консорциумом высоких гуманитарных и социальных технологий (далее – консорциумом) была разработана доктрина нелетальной войны (комментарий  размещен на сайте www.scicomcis.spb.ru).

Консорциум разработал и запустил рабочие модели влияния локальные сети влияния, ведет работы и готов к реализации партнерских отношений в сфере создания социальных сетей нового поколения (сетей влияния – VI  технологический уклад), позволяющих эффективно ограничивать социальную активность лиц нетрадиционной нравственной ориентации.

   

Главный результат 2012 года Института социальных технологий 

   

Руководящий произвол может быть ограничен

только  непредвиденными последствиями

направленного сетевого дискурса

 

В.А. Чигирев, доктор военных наук,

профессор

 

 

Институт социальных технологий в составе Научного консорциума (www.scicomcis.spb.ru) осуществляет исследования, связанные с разработкой сетей влияния нового поколения, позволяющих осуществлять эффективное (некибернетическое) управление социальными (ризоморфными) процессами (управление энергией человеческих масс). Сети влияния – важнейший элемент глобального проекта, направленного на построение планетарного гражданского общества, состоящего из нравственных и созидающих социальных субъектов.

Специалистами Института социальных технологий получены принципиально новые результаты в теории и практике управления социальными ризоморфными процессами (управление хаосами). Ниже предлагается ряд частных направлений возможного сотрудничества, в которых достигается быстрая коммерциализация результатов исследований.

Одним из направлений возможного сотрудничества с заинтересованным частным лицом или организацией является увеличение капитализации существующих социальных сетей путем разработки новой функции,  обеспечивающей сборку и разборку любых социальных субъектов, эффективное перераспределение ресурсов, нелетальную ротацию кадров при сохранении конфиденциальности заказчика данных процедур (социальная маскировка заказчика).

Как показали исследования военно-научной школы доктора военных наук, профессора Чигирева В.А. и психолога Юнацкевича П.И. по управлению ризоморфными средами и информационному противоборству (1986-1991 гг., СССР) и современные исследования и практические эксперименты (развитие специалистами консорциума концепции «мягкой силы» США, доктрина нелетальной сетевой войны, 2004-2011 гг.), сегодня имеется возможность реализовать новые подходы к конструированию социальных сетей влияния с использованием новых видов сетевых зависимостей (зависимостей от сети)  субъектов пользователей сети (условное название «социальный наркотик»).  Эта сетевая зависимость формируется и корректируется заказчиком, и не связана с летальными и соматическими издержками субъектов-пользователей сети. Она конструируется с развитием у субъектов-пользователей специфической потребности влияния на окружающую среду (новый вид индивидуального влияния на среду с получением так называемых «порций власти», «порций влияния»).

Другими словами, пользователь сети получает возможность в режиме реального времени влиять на социальные процессы, оценивая социальные действия окружающих и имея возможность видеть результаты своего влияния.

Такого вида зависимость мотивирует субъекта на  постоянное присутствие и работу в сети.

Модернизация даже небольших,  например, локальных социальных сетей на базе новых подходов к моделированию социальных ризоморфных  сред позволяет создать и реализовать новый продукт для массового пользователя сети.

Каждый субъект получает свой инструмент влияния на процессы повседневной жизнедеятельности.

Консорциум готов к сотрудничеству по модернизации социальных сетей любой направленности и уровня развития. Модифицированные сети могут эффективно влиять на развитие гражданского общества, процессы продвижения демократии, свободы слова, способствовать коррекции авторитарных режимов, противодействовать региональным и межрегиональным преступным административным бандформированиям, противостоять недобросовестной конкуренции, и т.п.

Каждый пользователь социальной сети нового поколения, получая порцию «влияния» (порцию власти), эффективно мотивируется на постоянное присутствие в сети, которое становится неотъемлемой частью его жизнедеятельности.

По сути дела, порции «влияния» выполняют функцию нового вида питания (новой пищи) для субъекта. Таким образом, известный лозунг для управления толпой «Хлеба и зрелищ» заменяется новым девизом «Влияние, а потом все остальное», который автоматически дает «хлеб и новые увлекательные зрелища», в качестве которых выступает, например, разборка и сборка социальных субъектов, идентифицированных (возможно, по произволу заказчика) как актуальные социальные паразиты.

Реализация  функции сборки и разборки социального субъекта требует продолжения исследований для совершенствования нового инструментария, который позволяет реализовать доктрину гуманной нелетальной войны, связанной с непрерывным переделом собственности.

Сегодня передел собственности осуществляется малоэффективными, зачастую, летальными средствами,  что обусловлено глобальным взаимным недоверием социальных субъектов, ведет к возникновению все новых вызовов, угрожающих самому существованию цивилизации (человечества).

Как известно, доверие существует, когда отсутствуют вред и угроза и разрушается в случае их возникновения. В конструируемой социальной сети можно видеть доверие (визуализация вербальных сетевых дискурсов) к любому социальному субъекту и тем самым влиять на него. Любой социальный субъект в такой социальной сети может буквально видеть доверие к себе со стороны окружающих социальных субъектов.

Практическое внедрение результатов исследований Института социальных технологий позволило уже сегодня реализовать то, о  чем столько лет говорят специалисты в области гуманитарных наук на западе. Например,  удалось реализовать принцип негативного гражданского согласия, что позволяет эффективно осуществлять профилактику социального паразитизма и коррупционных проявлений. Визуализация негативного гражданского согласия в виде динамических картинок позволяет создать принципиально новые социальные сети. Их функцией будет не только информирование и коммуникация, но и полноценное информальное образование (обучение и воспитание средой)  взрослого населения.

Это позволит преодолеть недостаток постмодернизма, где «субъект умер», и вновь говорить о возрождении субъекта (суверенного субъекта), без которого невозможна никакая реальная модернизация и созидание.

Сегодня мир только переходит к шестому технологическому укладу, и собственник новых социальных сетей может занять здесь лидирующие позиции, предложив миру эффективные процедуры, которые сочетают традиционную представительскую и прямую демократию. Это и есть новые демократические стандарты, которые помогут преодолеть очевидный кризис представительской демократии.

На международных форумах все больше говорят, что современный кризис обусловлен не столько экономическими, сколько нравственными причинами. Участники G8, G20 делают выводы о необходимости новых этических подходов к регулированию глобальных и локальных социально-экономических отношений.

Разработанная консорциумом научная этическая система может выполнить функцию новых универсальных светских этических стандартов. В основу проектирования социальных сетей последующего поколения и предполагается заложить новые подходы в области светской этики. Универсальные этические стандарты,  основанные на глобальном экологическом и этическом принципах, при массовом внедрении через сетевое информальное образование и просвещение всех категорий населения, позволят решить многие неразрешимые сегодня  проблемы.

Это не просто привычные проповеди, что надо вести себя «хорошо», этично, а конкретные технологические решения, которые попросту не позволяют человеку вести себя не этично, безнравственно.

Очень важно, что обсуждаемые подходы, предполагающие широкий сетевой диалог (направленный дискурс) различных социальных субъектов, позволят обеспечить доверие и согласие  на глобальном и региональном уровне.

Исследования и практические работы Института социальных технологий в области нелетальных противоборств позволили получить новые типы субъектов конфликта по переделу собственности (сетевых солдат нового типа). Бойцы виртуального фронта создаются на основе реализации необихевиористской концепции «когнитивной крысы».

Сетевая «когнитивная крыса» (активист сети) мотивирована непрерывным возрастанием собственного влияния на происходящее.

Как показала практика, современный человек готов убивать за «пайку хлеба», но не готов за нее умирать. Сетевая когнитивная крыса готова идти на серьезные жертвы ради «пайки влияния» («порции власти»).

В рыночных условиях сверхвласти денег модель «когнитивной крысы» представляется наиболее адекватной моделью социального субъекта.

В модели все человеческие потребности сводятся к трем компонентам – питание, размножение и доминирование («ПРД»):

«П» – питание, пища (в современных условиях символический образ  пищи – деньги). Добываются любой ценой для обеспечения выживания;

«Р» – размножение, при наличии пищи (достаточного количества денег) «когнитивная крыса» стремится воспроизвести поколение себе подобных, осуществляя непрерывные половые развлечения;

«Д» – доминирование над другими себе подобными, чтобы таким образом добывать больше денег, организовывать все более изощренные половые развлечения и чинить собственный произвол, возводя свои желания в ранг закона и требуя их исполнения другими социальными субъектами.

Умирать за «ПРД» «когнитивные крысы» не собираются. Более всего они ценят собственную жизнь и здоровье. Однако, как показали исследования, они готовы вести ожесточенную информационную нелетальную войну за возрастание собственного влияния,  позволяющего увеличить традиционный «ПРД».

Сеть нового типа дает возможность каждой «когнитивной крысе» (социальному субъекту, активисту сети) удовлетворять важнейшую потребность быть значимым, влиятельным субъектом. Последнее доставляет ей высшее наслаждение.

Таким образом, войны будущего будут проходить с использованием армий сетевых «когнитивных крыс» - солдат новой войны, которые практически бессмертны.

Сети влияния нового технологического уклада позволяют эффективно формировать стаи «когнитивных крыс» (полки и армии новой войны), и направлять их на социальные субъекты, идентифицируемые как источник вреда, угроз безопасному питанию, размножению и доминированию этих «солдат».

При правильной организации поражающий удар мобильной виртуальной толпы по своей разрушительной мощи и последствиям значительно превосходит разрушительные действия традиционной толпы на улицах.

По существу сетевые «когнитивные крысы» образуют виртуальные толпы, которые из сетевой гиперреальности влияют на реальность, разрушая или увеличивая (ослабляя или усиливая) влияние (доминирование, заинтересованность) социальных субъектов.

Все сказанное выше делает социальные сети нового поколения неотъемлемой частью жизнедеятельности социальных субъектов наряду с обычным «ПРД».

Сетевые субъекты (пользователи сети) попросту не дадут отключить сеть, так как исчезнет новая пища (новый «социальный наркотик»).

Создание пищи нового типа, а, по сути дела, - нового типа игровых зависимостей,  позволяет преодолеть основной недостаток существующих социальных сетей - относительно небольшое количество постоянно присутствующих активных пользователей по сравнению с количеством зарегистрированных в сети (постоянно присутствуют в сети от 3% до 15%). В сетях нового типа по предварительным оценкам уровень постоянного  присутствуя будет  50-75%.

При модернизации социальной сети реализуются новые подходы к обеспечению безопасности, мобилизации и демобилизации толп, созданию образа врага и его разрушению. Универсальный враг при данном походе – социальный паразит (внутренний и внешний враг – один и тот же). Тотальная сетевая война с социальными паразитами оздоровит мир. В нелетально воюющем обществе снижается агрессивность, рождается подлинная свобода и справедливость.

В предлагаемом Институте социальных технологий подходе реализуется принцип моделирования социальной среды на подмножествах естественных языков, что приводит к созданию моделей социальных процессов, превосходящих по степени отражения реальности существующие сегодня модели, получаемые с использованием  известных формальных логико-математических процедур.

Сети нового типа позволят обеспечить эффективное синергетическое взаимодействие традиционных средств влияния (манипулирования общественным сознанием) V технологического уклада (известные средства массовой информации) и VI технологического уклада (высокие гуманитарные и социальные технологии).

Такой социальной сетью можно вести эффективную работу с целевыми аудиториями: мобилизировать или демобилизировать толпу, давать более точные указания СМИ по управлению общественным мнением, формировать угрозы, разрушать и  создавать доверие и т.п.

Все перечисленное выше позволит обеспечить капитализацию сети нового типа, значительно превышающую капитализацию существующих социальных сетей.

 

Основная социальная проблема, решаемая сетью влияния, принципы построения и функции сети, общее описание функционирования

 

Социальные процессы в обществе регулируются некоторыми социальными закономерностями, правилами. Одно из основных правил поведения - «бери больше - давай меньше». Следствие этого правила: субъект стремится стать максимально независимым от других субъектов и подчинить себе (использовать в своих целях) максимальное число других субъектов.  Другими словами, стремится подняться по социальной лестнице на максимальную высоту и занять наиболее высокую социальную позицию (должность, звание и т.д.). Результат возвышения одного субъекта над другими: социальные связи возвысившегося по социальной лестнице субъекта с нижестоящими - ослабевают. Более того, субъект, поднимающийся по социальной лестнице вверх, сознательно стремится минимизировать свои связи с нижестоящими субъектами вплоть до их полного разрыва (во избежание контроля).

Нижестоящие субъекты, потеряв связи с вышестоящим субъектом, утрачивают и возможность контролировать его эгоистические, переходящие в паразитические действия. Паразитизм вышестоящего субъекта по отношению к нижестоящему субъекту основывается на использовании первым в личных целях результатов труда последних.

В сознании субъектов на всех уровнях социальной иерархии осуществляется властный цикл, т.е. идет: 1) выбор, обоснование и постановка целей; 2) планирование (стратегическое, оперативное и тактическое; 3) мотивирование; 4) контроль.

В условиях ослабевших (сознательно ослабленных) связей между уровнями иерархий, нижестоящие субъекты не могут не только участвовать в постановке целей и планировании, но и не могут даже контролировать процесс принятия решений вышестоящих субъектов. Отсутствие контроля ведет к социальному паразитизму, формализации демократии, коррупции и произволу.

Таким образом, основная социальная проблема – это отсутствие или неэффективность обратных положительных и отрицательных социальных связей между уровнями в социальных  системах.

Решение этой проблемы заключается в установлении эффективных социальных связей, позволяющих субъектам любого уровня иерархии (сети) влиять (контролировать) субъектов любого другого уровня.

Так осуществляется новый стандарт демократии: участие во всех этапах властного цикла всех субъектов, независимо от их иерархического уровня.

Во главу угла социальной системы ставится основной социальный субъект – человек.

Любое социальное действие любого социального субъекта должно проходить процедуру массовой социальной оценки (широкого экспертного обсуждения, направленного дискурса, этической оценки).

В процессе непрерывных дискурсивных практик, имеющих под собой четкие нравственные основания, воспитывается новый человек, ориентированный на творчество, а не на «передел материи», проходя нелегкий путь от когнитивной крысы к человеку творческому, созидающему.

Инструмент решения проблемы: создание полиязычной и многофункциональной социальной сети VI технологического уклада (сети влияния). В отличие от современных социальных сетей (V технологический уклад) осуществляющих в основном информационно-коммуникационные функции, идеологически понятные любому инженеру 70-80-х годов прошлого века,   в основание социальных сетей VI технологического уклада положена этика. Универсальные этические стандарты, реализуемые в сетях влияния, основаны на глобальном экологическом и этическом принципах: непричинение вреда себе, соседям, среде (правило «Трех С») ни мыслью, ни словом, ни делом (общий девиз - не вреди и созидай).  Этот этический (нравственный) стандарт реализуется в дискурсивных процессах, поддерживаемых социальной сетью влияния.

Принципы сети влияния:

1.Доступность инструментов гражданской защиты: формирование для пользователей доступного набора инструментов влияния для технологического обеспечения справедливости и солидарности, продвижения демократии и свободы слова.

2. Защита пользователей сети от возможных криминальных и насильственных действий местных административных формирований.

3. Непрерывность этических оценок социальных действий любых территориальных социальных субъектов разного уровня.

4. Визуализация результатов массовых этических оценок в режиме реального времени.

5. Массовое информирование всех пользователей сети о результатах массовых этических оценок.

Основные функции сети влияния:

-   традиционная  информационная и коммуникационная функция;

-   мотивация  этичного поведения (профилактика неэтичного поведения) социальных субъектов в различных социально-экономических сферах;

-   этическое регулирование социальных и хозяйственно-экономических отношений социальных субъектов (управление социальными отношениями);

-   игровое информальное образование (обучение и воспитание социальной средой) всех категорий граждан (социальных субъектов);

-   выработка рациональных управленческих решений на основе многоуровневых дискурсивных экспертных практик;

-          динамический анализ общественного мнения на основе обобщения и категориаризации результатов непосредственного волеизъявления граждан;

-          нелетальное  урегулирование конфликтов и споров.

Некоторые частные функции сети:

-          сборка и разборка (реструктуризация) социальных субъектов (коррекция самооценки, изменение социально-экономического статуса);

-          обеспечение солидарного поведения социальных субъектов;

-          визуализация волеизъявлений граждан;

-          визуализация отношений социальных субъектов к социальным действиям других социальных субъектов;

-          дискурсивное (не силовое, не насильственное) перераспределение общественных (социальных) ресурсов;

-          коррекция имиджей (PR- конструкций) социальных субъектов;

-          мобилизация (демобилизация) человеческого фактора (капитала, ресурса);

-          профилактика паразитического поведения социальных субъектов.

  

 Общее описание функционирования сети влияния

 

Субъекты сети характеризуются набором атрибутивных (постоянных, неизменных) признаков (фамилия, имя, отчество, пол, национальность и т.п.). Это  набор признаков,  позволяющих однозначно идентифицировать  субъекта.

Каждый социальный субъект в процессе жизнедеятельности совершает социальные действия, т.е. может генерировать, порождать новые признаки, изменяемые в ходе участия субъекта в социальных процессах.

Атрибутивные признаки используются для категоризации субъектов, формирования групп, кластеров и т.п. Порождаемые признаки субъекта (социальные действия) выступают объектами  оценки других субъектов.

Сеть должна позволять производить идентификацию атрибутивных и оценку порожденных признаков субъекта.

Любой субъект может создать запрос на этическую оценку социального действия того или иного субъекта с позиций нанесения или ненанесения вреда (угрозы как потенциального вреда) окружающим субъектам и среде.

Сеть должна обеспечить многоаспектный выбор подмножеств социальных субъектов, которым предлагается оценить то или иное действие того или иного социального субъекта.

Вход в сеть должен оформляться идентификацией субъекта, получением субъектом электронной подписи, дающей право на участие в оценках других субъектов. Анонимность оценки исключается.

Сеть должна обеспечивать формирование многоаспектных отчетов по разным признаком, на которые получены экспертные (этические) оценки.

Сеть должна свободно импортировать сведения из других сетей  (баз данных) о социальных субъектах и обеспечивать обмен (экспорт) своих баз данных в другие сети (базы данных).

 

Возможные аналоги, конкуренты

  

Американские интернет-компании Amazon, Facebook и Zynga создали инвестиционный фонд для разработчиков приложений и сервисов, которые ознаменуют собой новую эру социализации Сети.

Львиная доля капитала организации под названием sFund ($250 млн) поступила от венчурной фирмы Kleiner Perkins Caufield&Byers (KPCB). Остальные партнёры делают ставку на предоставление разного рода услуг. Так, Amazon поможет стартапам своей платформой веб-сервисов и техническими/деловыми советами. Facebook предложит доступ к платформе тестирования бета-версий, а также новым программам собственной разработки вроде Facebook  Credits.

Первый обладатель инвестиций уже объявлен. $5 млн получила компания Cafebots, вовлечённая в разработку проекта под названием «Управление дружескими отношениями» (Friend Relationship Management), подробности которого держатся в секрете. Определённые суммы переданы также фирмам Jive, Lockerz и Flipboard, которые и без того уже опекаемы KPCB.

«В течение пяти лет все отрасли переживут фундаментальную переоценку ценностей, и во главе угла встанет человек», — заявил на презентации фонда глава Facebook Марк Цукерберг. «Социальные сети вскоре будут объединять уже не полмиллиарда человек, а несколько миллиардов, — подтвердил партнёр KPCB Джон Дерр, уже вложившийся в Amazon, Google и Netscape. — Грядёт третья интернет-волна, которая принесёт с собой тектонические перемены».

Организацию возглавил Бинг Гордон, партнёр KPCB и бывший креативный директор Electronic Arts. «Всё готово для того, чтобы компании вроде Zynga (сверхуспешный разработчик игр для социальных сетей) появились в здравоохранении, образовании, торговле, в сфере социальных услуг и финансов, — подчеркнул г-н Гордон. — Социальная гонка только начинается, и возможности её участников огромны, как и в первые дни Интернета».

«Всё это направлено против Google, — без обиняков заявляет обозреватель блога Tech Crunch Эм-Джи Сиглер. — Уверен, что sFund будет прежде всего финансировать конкурентов будущих усилий Google по созданию собственных социальных сервисов». Кстати, на вопрос, почему не позвали Google, г-н Дурр ответил, что в Маунтин-Вью предпочитают развиваться по собственной программе.

По своей концепции sFund похож на другое предприятие KPCB — iFund ($200 млн), направленное на поддержку студий, которые создают приложения для устройств Apple (iPhone, iPodtouch, iPad). С 2008 года деньги получили 14 стартапов.

Следующая важная инициатива в развитии сетей проект Публичной дипломатии Web 2.0. Это механизм влияния на зарубежную аудиторию посредством следующих методов: размещение радио и телепередач в сети Интернет, распространение в открытом доступе литературы о США в цифровом формате, мониторинг дискуссий в блог-пространстве, создание персонифицированных страничек членов правительства США в социальных сетях, а также рассылка информации через мобильные телефоны.

Программы интерактивного радио и телевидения позволяют правительству США быстро достигать потребителей, мгновенно получать обратную реакцию (feedback) аудитории и, как следствие, изменять содержание своей информационной пропаганды. Электронные журналы о США оказывают влияние на молодёжь, которая воспринимает информацию через визуальные и клиповые образы. Мониторинг социальных сетей позволяет Вашингтону направлять дискуссии блогеров в нужное русло и мобилизовать группы протестной молодёжи и диссидентов. Создание персональных страничек представителей политического истеблишмента на таких платформах, как Facebook и Twitter, способствует выстраиванию реального общения между представителями Вашингтона и участниками социальных сетей. Кроме того, рассылка SMS-сообщений на мобильные телефоны зарубежных граждан позволяет правительству США добраться до той части аудитории, которая не имеет доступа к сети Интернет.

Постоянный доступ граждан к информационным технологиям в различных странах мира является основным условием для проведения эффективной публичной дипломатии Web 2.0. Сегодня американское правительство активно работает на данном направлении. Давление Китая на компанию Google зимой 2010 г. послужило хорошим поводом для начала масштабной программы США по продвижению свободного доступа граждан к Интернету в зарубежных странах. Также усилия США направлены на правительства таких стран, как Китай, Иран, Куба, Северная Корея, Беларусь, Бирма, Египет, Эфиопия, Саудовская Аравия, Туркменистан, Узбекистан, Вьетнам и Зимбабве.

Важным шагом в продвижении демократии через социальные сети можно считать закон «О свободе в Интернете», принятый в 2009 г., который предписывает американским компаниям, продающим цифровые технологии в недемократические страны, вводить особые технические приёмы для предотвращения создания цензуры в сети и выступать против передачи персональных данных граждан, пользующихся сетевым оборудованием, местному правительству.

Тем не менее, наличие многомиллионной молодёжной целевой аудитории (пользователи Интернета), которая легко мобилизуема при помощи информационного клипового потока, создаёт потенциал прямого контакта между правительством США и гражданами зарубежных стран. Наличие протестных настроений, которые распространены среди молодёжи, также создаёт фундамент для продвижения образа США как лидера демократии и свободы, борца за доступ граждан в Интернете и т.д. Наконец, концепция диалога, как это определяется правительством США, делает возможным направлять дискуссии в социальных сетях по линии, выгодной интересам Соединённых Штатов. Все указанные факторы создают условия для мобилизации некоторой части пользователей вокруг Вашингтона.

 

 ЦРУ - взяты под контроль соцсети по всему миру

 

По данным агентства Associated Press, в штаб-квартире ЦРУ начали отслеживать записи в социальных сетях, в том числе, и в одной из самых популярных - Facebook. Этим занимается специально созданное подразделение под официальным названием "Центр открытых источников". Стоит отметить, что у него есть и неформальное наименование - куда более звучное - "мстительные библиотекари". Они анализируют до пяти миллионов сообщений в день – зачем, можно только догадываться.

Однако существует одна загвоздка. По законам США, спецслужбы не имеют права просматривать сообщения американских граждан без получения специального ордера, но это не мешает работе центра. Впервые, по данным Associated Press, подобные подразделения появились после теракта 11 сентября. Тогда власти говорили, что они необходимы для борьбы с терроризмом. Однако с тех пор они заметно расширили свою деятельность. Личные сообщения в Facebook доступны не только квалифицированным разведчикам. Как стало известно, при желании их может прочитать любой пользователь, потому что они с недавнего времени индексируются поисковой системой Google.

В ЦРУ существует спецподразделение, неофициально называющее себя "библиотечные ниндзя", которое занимается мониторингом записей в социальных сетях по всему миру. Об этом сообщило агентство Associated Press, чьи корреспонденты побывали в секретном технопарке ЦРУ.

По данным агентства, аналитики подразделения просматривают в день до 5 млн одних только записей в Twitter. Кроме того они отслеживают посты в Facebook и других соцсетеях, а также анализируют информацию из местных телеканалов, радиостанций, газет и локальных интернет-форумов.

Вся информация в виде отчетов затем в ежедневном режиме докладывается президенту США Бараку Обаме на внутренних брифингах в Белом доме. При этом "библиотечные ниндзя" фокусируются на информации из зарубежных источников, они подчеркивают, что не мониторят американские соцсети.

Всего в Центре открытых источников (это официальное название подразделения) работает несколько сотен сотрудников. Самые ценные из них, по словам директора подразделения, это "эксцентричные дерзкие хакеры, которые знают, как найти информацию, о существовании которой другие даже не догадываются". Глава центра сравнивает их с главной героиней криминального романа "Девушка с татуировкой дракона".

Среди "библиотечных ниндзя" много лингвистов, чьи знания необходимы для отслеживания активности в соцсетях Китая, Пакистана, Ирана, Ирака, Турции и других стран.

 

Источник: http://dokumentika.org/spetssluzhbi/tsru-vzyati-pod-kontrol-sotsseti-po-vsemu-miru

Слабая попытка ответа (меры ОДКБ)

 

Организация коллективной безопасности (ОДКБ) приняла решение о мониторинге социальных сетей. С недавних пор интернет стал в буквальном смысле этого слова катализатором массовых беспорядков, которые идут на руку США и его союзникам. Огромные средства потрачены на специальные программы, которые имитируют реальных пользователей. Благодаря этому американское правительство в состоянии создать любой фон на определенной территории. Распространяя фактически мысли о свержении правящих режимов, США умело манипулируют странами и явным примером могут служить революции в странах Ближнего Востока. На сегодняшний день у России нет возможности достойного ответа американским программам, но это не значит, что нельзя противодействовать такому влиянию. Первый шаг в этом направлении уже сделан, и теперь сети находятся под вниманием правительств стран ОДКБ. В идеале эту технологию можно использовать и против США, тем более, что именно граждане США проводят в социальных сетях больше всего времени. Пока страны ОДКБ будут проводить мониторинг, причем большая надежда возлагается на само население (Источник: http://slimwm.ru/news/odkb-beret-pod-kontrol-socialnye-seti/).

Генпрокурор РФ Юрий Чайка заявил, что необходимо установить контроль за российскими соцсетями. А на сайте Координационного центра национального домена опубликованы новые правила регистрации доменов в зонах .ru и .рф.

Юрий Чайка: «Вы видели, что произошло в Лондоне. На мой взгляд, вопрос очевиден — контроль за этой деятельностью должен быть, и я думаю, что он будет разумный, в интересах защиты свобод граждан». С Чайкой согласен и генпрокурор Белоруссии Георгий Василевич. Он считает, что единые правила пользования Интернетом и социальными сетями должна разработать ООН. Георгий Василевич: «Этот документ должен стать ответом на практику публикаций в Интернете различного рода статей клеветнического характера, инсинуаций, подстрекательства к нарушению законодательства».

Для властей Казахстана подобный контроль — решенный вопрос. Асхад Даулбаев, генпрокурор Казахстана: «Вопрос контроля за социальными сетями, за Интернетом — это вопрос будущего, государства должны сообща противодействовать этому злу. Только в русском сегменте — сотни сайтов, которые призывают к экстремизму и терроризму».

На сайте Координационного центра национального домена сети интернет опубликован проект новых правил регистрации доменов .ru и «.рф». По новым правилам заявку на делегирование домена (то есть на появление соответствующего сайта в интернете) будут принимать только от заявителей, сообщивших номер мобильного телефона, по которому с ними можно связаться. Регистратор обязан проверить возможность послать SMS администратору сайта. Как известно, договор с сотовым оператором в России заключают с предъявлением паспорта. А отменять делегирование будут по письму органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

Вместе с тем, все предлагаемые процедуры контроля не защищают от применения современных средств информационного оружия.

 

Существенным недостатком всех выше перечисленных компаний и мер (как зарубежных, так и отечественных) является использование  технологического обеспечения, соответствующего требованиям только пятого технологического уклада.

 

Предлагаемые новые социальные сети базируются на требованиях шестого технологического уклада, и содержат практическую или дискурсивную этику, обеспечиваемую визуализацией в режиме реального времени результатов массовой этической оценки действий социальных субъектов. Причем, визуализация этического оценивания может носить игровой дизайн (компьютерные игры нового типа), адаптированный под разные целевые группы и существенно изменить масштабы влияния заказчика.

Одним из наиболее перспективных направлений использования сети влияния является информационное противоборство (информационная война, нелетальная сетевая война, подавление конкурентов).

 

 Справка о применении информационного оружия

 

 Неудачи в организации «цветных революций» в Китае (Тибет и Синьцзян-Уйгурский автономный район) выступили для ряда специалистов из США (Джо Распарс, Скот Гудстейк, Сем Грэхем-Фемен, Вупи Голдберг, Джеймс Глассман, Дшаред Коэн, Джастин Московитц, Джейсон Либман) основанием для перехода к разработке и использованию новых технологических решений по произвольному перераспределению ресурсов.

17 января 2001 года в Филиппинах миллион протестующих вышел на улицы благодаря 7 миллионам электронных писем с призывами выйти на улицы спустя два часа после того, как парламент блокировал процедуру импичмента в отношении президента Джозефа Эстрады. В итоге Эстрада лишился своих полномочий.

В 2004 году при помощи электронной почты свой пост вынужден был покинуть премьер-министр Хосе Мария Аснара.

Первая массовая мирная демонстрация состоялась в столице Туниса 10 января 2010 года при помощи Facebook, после чего 14 января 2010 года Бен Али был лишен власти.

Когда в Египте  закрыли Интернет, Google и Twitter, для протестующих был создан новый сервис   speak2tweet, позволяющий гражданам оставлять голосовые сообщения, которые затем записывались в файлы на Twitter в качестве информационных обновлений.

Лидер ливийской оппозиции Омар Шибли Махмуди 25 февраля 2011 года на телеканале NEWS (США) сообщил, что для вывода людей на улицу был использован сайт знакомств «Мавада», который находился вне зоны внимания полиции. Махмуди удалось объединить на этом сайте свыше 170 000 противников Каддафи.

Использование технологии Twitter в Иране является уникальным в том смысле, что западная пресса действительно попала под влияние своей же пропаганды. Поскольку доступ западных журналистов к информации был ограничен, масса непроверенной корреспонденции, проходящей через сети Twitter, готовилась и рассылалась многотысячными тиражами не столько рядовыми участниками событий, сколько лидерами оппозиции и прозападными политтехнологами, не говоря о дезинформации международных и местных заказчиков передела собственности.

В настоящий момент задействована новейшая информационная технология против Ирана. Госдепартамент США завел на Twitter.com микроблог на фарси, чтобы обращаться к гражданам Ирана. В сообщениях, опубликованных в данном микроблоге, содержатся обвинения в адрес иранского руководства.

При отключении в Иране интернета, в США есть спутниковые и иные  средства, которые могут быть использованы для обеспечения точек доступа. Данную функцию способны выполнять военные корабли США (Wired.com, США, 07 февраля 2011 года).

В основу деятельности протестных движений Египта были положены известные методические пособия по организации ненасильственной революции «От диктатуры к демократии» и «198 методов ненасильственных действий», подготовленных американцем Джеком Шартом («The New York Times», 17 февраля 2011 года).

15 февраля 2011 года, выступая в Университете Джорджа Вашингтона, Хиллари Клинтон заявила, что США выделяют дополнительные средства на «поддержку технических экспертов и активистов, старающихся действовать в обход ограничений, устанавливаемых правительствами в отношении доступа к Интернету».

Клинтон также сообщила, что в 2011 году Государственный департамент США откроет микроблоги на сайте Twitter на китайском, русском языках и хинди.  По мнению Клинтон, «это даст нам возможность в режиме реального времени установить двухсторонний диалог с людьми, используя такие каналы связи, которые правительства этих стран не блокируют».

Клинтон заявила, что «мы осуществляем широкий и инновационный подход, при котором наша дипломатия дополняется технологией, защищенными сетями распределения программных продуктов и прямой поддержкой тех, кто находится на передовых линиях.

Мы постоянно находимся в курсе событий, беседуя с интернет-активистами о том, где они нуждаются в помощи, и наш диверсифицированный подход означает, что мы в состоянии адаптироваться к спектру угроз, с которыми они сталкиваются. Мы поддерживаем несколько инструментов, так что если репрессивные правительства найдут способ справиться с одним из них, другие будут по-прежнему доступны.

 

И мы инвестируем в передовые технологии, потому, что знаем, что репрессивные правительства постоянно совершенствуют свои методы угнетения и мы намерены идти впереди них» (America.gov., 15.02.2011).

 

16 февраля 2011 года на открытии «Стратегического диалога с гражданским обществом» Клинтон сказала: «администрация Обамы более чем вдвое увеличит финансовую поддержку, оказываемую действиям, которые предпринимаются в ответ на угрозы гражданскому обществу, чтобы помочь арестованным борцам за права человека, подвергающимся запугиванию активистам и журналистам, испытывающим на себе давление цензуры».

 

Клинтон отметила, что США «открыли международный фонд, который будет использоваться для оказания срочной помощи – обеспечения связи, инструментов и юридической поддержки, неправительственным организациям, которые жестко преследуются государством»   (America.gov., 16.02.2011).

 

Суть и перспективы новейших технологий, примененных в последних «цветных революциях»: создание произвольных событий, объединение их в событийные ряды с помощью создания произвольных причинно-следственных связей и управление социальным событийным рядом во времени. Это технологии чистого манипулирования. Традиционные категории «добро» и «зло»,  «правда» и «ложь», «объективное» и «субъективное», «хорошее» и «плохое» используются здесь не в традиционном понимании, а только лишь для «раскраски» («под добро или зло», «правду или неправду» и т.п.) создаваемых по произволу событий и событийных рядов.

Последние  формализуются (представляются зрителям) в виде спектакля из заранее подготовленных заказных участников, ложных ситуаций и ложных действий, лжесвидетелей и лжеэкспертов. Другими словами, так осуществляется создание полных фикций, симулякров, копий без оригиналов (общество спектакля).

Традиционно понимаемая реальность подменяется «подлинно переживаемой» гиперреальностью. Это то, что кажется реальней самой реальности. Именно данный феномен в сетях шестого технологического уклада возможен на принципиально ином уровне (создание гиперманипуляторов).

Образно говоря, сближаются понятия «драматический театр», «театр комедии» и «театр военных действий». В бескровных драмах будущего пользователи сети выступают, с одной стороны, как режиссеры, актеры и зрители, а с другой – как полководцы и солдаты сетевых войн (игр с антагонистическими интересами).

По сути дела, речь идет о компьютерных играх принципиально нового типа – играх, сценарии которых берутся из самой жизни (обыденной жизнедеятельности) и влияют на эту же повседневность, изменяя ее ход по произволу игроков, делая ее более «интересной», порождая новые смыслы. Таким образом, сеть влияния VI технологического уклада сама становится новой средой жизнедеятельности.

Традиционные средства массовой информации (V технологический уклад) формируют законченный образ «социальной катастрофы» в стране-жертве. Таким образом, искусственно сформированная гиперреальность (кажется реальней «реальности») становится основанием силовых действий для захвата ресурсов.

Из сказанного выше понятно, что сформированная гиперреальность может не иметь никакого отношения к реальным событиям.

Вместе с тем, гиперреальность становится достаточным основанием для ротации властных и финансовых элит в стране-жертве и даже ее последующей оккупации. Заблаговременная эмиграция элиты из страны-жертвы не спасает сбежавших социальных паразитов. С потерей государственной защиты они становятся жертвами местных групп влияния.

Таким образом, основание для оккупации создается путем сборки ситуации, конструирования несуществующих событий, сборки несуществующего социального действия местных администраций и элит, подлежащих по произволу заказчика ротации. Происходит фальсификация причинно-следственных связей, монтируется гипертекст несуществующих событий (аудио, видео, текстуальные хроники) и несуществующих действий. С помощью одного или ряда искусственных социальных действий выстраивается событийный ряд, который отражается в средствах массовой информации.

Сети шестого технологического уклада могут, с другой стороны,  эффективно противостоять манипулятивным технологиям существующих социальных сетей, предоставляя возможность пользователям создавать антиманипуляторы или, другими словами, информационные концентраторы для разрушения доверия к искусственно созданным гиперреальностям.

Противодействие осуществляется посредством  сборки мобильных сетевых толп (солдат новой сетевой  информационной войны), разрушающих подлинность переживания гиперреальности зрителями сетевого спектакля.

Важную роль здесь будет играть принципиально реорганизованная деятельность мирового экспертного сообщества (реализуется консорциумом в проекте ГЛОН). Сегодня  официальное экспертное сообщество «устроено» по образу и подобию шоу-бизнеса. В средствах массовой информации одни и те же социальные субъекты говорят буквально обо всем, по произволу «рейтингуют», что угодно.  При этом подлинные профессионалы исключены из глобального дискурса. С одной стороны, они отсечены сознательно, с другой – сами по различным соображениям не желают участвовать в экспертных постановках.

По различным оценкам на планете существует от 1,5 до 10 миллионов подлинных специалистов, - лиц, способных генерировать новые знания в своих областях.  Именно эти социальные субъекты способны и будут определять направления движения (градиенты) «мировой ризомы» - человечества – в сетях VI технологического уклада, и, соответственно, влиять на процессы реальной жизнедеятельности планетарного сообщества.

Гиперреальность создается или «рисуется» с использованием программного обеспечения («электронные карандаши»), построенного на хорошо известных мировых платформах.

Электронные карандаши будут работать, даже если национальное правительство страны-жертвы приостановит деятельность сети Интернет на своей территории. Искусственное отключение от сети Интернет только на руку агрессорам, так как полностью лишает пользователей интернета альтернативной точки зрения национального правительства и подчеркивает его антидемократический характер.

В тоже время организатор информационного нападения с помощью современных средств может предоставить точки доступа для пользователей интернета и «электронные карандаши» будут работать для местных интернет-активистов (пятая колонна).

В настоящий момент все страны (потенциальные жертвы) усиленно приучают рисовать гиперреальность иностранными «электронными карандашами», имеющими строго определенных хозяев.

Учитывая эти тенденции рядом научных структур еще в СССР, а затем и в России, были проведены исследования по созданию антиманипуляторов или средств нейтрализации дезинформации, в том числе и в сетевых системах, созданных на базе приложений известных мировых программных платформ.

В настоящий момент нами созданы рабочие образцы сетевых информационных концентраторов, обеспечивающих антиманимуляционный эффект, а также разработано соответствующее методическое обеспечение для подготовки специалистов.

 

В случае заинтересованности возможно объединение усилий Института социальных технологий и заинтересованных лиц по созданию и развитию социальных сетей шестого технологического уклада (сетей влияния).

  

 Используемые понятия, терминология и сокращения

 

Вред – ощущаемое (подлинно переживаемое) субъектом нарушение его жизненного процесса (существования).

 

Влияние – способность социального субъекта создавать и предотвращать угрозы (управление угрозами и с помощью угроз). Обеспечивает различные виды доминирования, определяет достоинство, самооценку, самоуважение и т.д.

 Глобальный проект (ГП) – проект, направленный на развитие наднациональной и надгосударственной идеи, которая может стать базовой для определения системы ценностей любого человека на земле. Ценности глобального проекта доходят до любого человека добровольно в силу их привлекательности и универсальности. Адресатом глобального проекта является любой человек, не зависимо от того, где и как он живет. Глобальный проект предлагает каждому человеку понятную систему ценностей, которую он самостоятельно может принять (или не принять). Это решение должно приниматься без насилия.

 

Глобальный экологический принцип  (ГЭП) - это способ поведения людей, обеспечивающий выживание человечества, основанный на  ненанесении человеком ущерба себе, окружающим и среде обитания.

 

Гражданская самооборона – образование и просвещение взрослых, направленное на формирование способности и готовности граждан к защите своих прав и свобод от вызовов и угроз общественной безопасности со стороны власти и коррупционных проявлений.

 Гражданское общество – объединение свободных, нравственных  и ответственных граждан под лозунгом: не вреди и созидай.

 Гражданское согласие (позитивное или негативное) – мнение социальных субъектов, выраженное в оценочной (многобалльной) форме (шкале), по поводу социальных действий других социальных субъектов.

 Доверие – социальные отношения, возникающие между социальными субъектами в отсутствие взаимных вреда и угроз.

 Дуализм социального субъекта – свойство социального субъекта одновременно являться  и отдельным субъектом (частицей, атомом) и социальным процессом (волной).

 Единая цель гражданина и государства (человека и человечества) – построение  гражданского общества.

 Единство цели и метода ее достижения: цель – построение гражданского общества, достигается методом воспитания индивидуальной нравственности граждан (ограничения паразитической активности социальных субъектов).

 Информационный концентратор – специальная сетевая конструкция, позволяющая осуществлять направленный сетевой дискурс, оперативно визуализировать вред (угрозу), исходящую от социального субъекта. Такая «подсветка»  позволяет мобильной толпе сетевых активистов (когнитивных крыс, солдатам сетевой информационной войны) точно нанести информационный удар и нелетально для социального субъекта предотвратить  наносимый им вред (разрушить представляемую им угрозу).

Информационный концентратор способен разрушать и восстанавливать доверие к социальному субъекту, технологически обеспечивать солидарное поведение мобильных толп.

 Информационное оружие – средство ведения современной нелетальной войны. Обеспечивает идентификацию и поражение противника с помощью информационных концентраторов различных конструкций (традиционное СМИ, сетевые гипертекстовые концентраторы и т.п.).  Позволяет оказать влияние на социальный субъект, приводящее к блокированию его социальных действий (социальной активности).

Позволяет эффективно перераспределять (переделить) материальные ресурсы (изменить отношения собственности) без нанесения повреждений самой собственности.

 Информальное образование –  учебные и воспитательные воздействия, осуществляемые через управляемый хаос, среду (информационную среду сети Интернет). По сути, это средовые воспитательные и учебные воздействия, которые принимаются объектом воздействия, минуя стадию критики.

 Квази-социальный субъект – организационные структуры, создаваемые человеком в процессе жизнедеятельности (оформляются различными способами в зависимости от различных юрисдикций). Выделение квази-социальных субъектов в отдельную категорию  необходимо, например, при пояснении особенностей применения по ним информационного оружия (за квази-субъектом чаще всего «прячутся», «маскируются» конкретные люди).

 Когнитивная крыса -  необихевиористская модель представления социального субъекта. Биологическая конструкция, в которую «вмонтирован» язык (как и когда – не рассматриваем). Когнитивная крыса способна оперировать знаниями, порождать смыслы. Такое представление социального субъекта удобно использовать в моделях управления поведением (модель распределенной толпы, модель мобильной толпы, пятый и шестой технологический уклады соответственно).

 Коррупция, коррупционные проявления – один из наиболее опасных способов паразитического (безнравственного) поведения социальных субъектов, угрожающих общественной безопасности.

 Массовая этическая оценка – оценка социальными субъектами социальных действий (нравственности) любых других социальных субъектов с позиций нанесения или ненанесения вреда (угроз) в целях достижения гражданского согласия для блокирования безнравственных (вредных, угрожающих, паразитических) решений и действий.

 Моделирование ризморфной (социальной) среды - осуществляется известными логико-математическими методами, но наиболее адекватные модели создаются на естественных языках (процессы говорения, дискурсивные практики и т.п.).

Перспективным направлением, обеспечивающим формализацию и наглядное представление (визуализацию) ризоморфных процессов является разработанный Научным консорциумом высоких гуманитарных и социальных технологий подход к моделированию ризоморфных сред на подмножествах аналитических языков с выделением специальных категорий (понятий), позволяющих отсечь «профанное» говорение (информационный мусор).

По аналогии с социальными процессами, протекающими в социальных средах, в ризоморфных средах протекают ризоморфные процессы.

В моделях управления поведением удобно представлять социальные среды и процессы ризоморфными средами и процессами.

 Направленный (сетевой) дискурс – специальная процедура детального анализа и оценки социальных действий социального или квази-социального субъекта, осуществляемая с помощью информационных концентраторов. Является самой серьезной угрозой для социально-паразитических структур. Особенно эффективна при комбинированном применении средств пятого и шестого технологических укладов. Например, традиционных СМИ и гипертекстовых  сетевых информационных концентраторов.

Кроме того, процедура направленного дискурса обладает креативными возможностями по созданию как гиперманипуляторов (генераторы слухов, легенд и тому подобное), так и антиманипуляторов.

 

Научно-этическая система (научная этическая система) – система этических правил, основанная на нравственном принципе как безусловной фундаментальной ценности. Отражает связь нравственности с живой управленческой практикой. Не противоречит ни одной из существующих религиозных этических систем (доктрин) и совместима с любым политическим строем (монархия, демократия и т.д.). Практическое использование этой системы позволяет купировать недостатки любых форм государственного устройства, при одновременном сохранении их лучших свойств.

 Негативное гражданское согласие – консолидированное (агрегированное) осуждающее мнение множества социальных субъектов  по поводу социальных действий (бездействия) других социальных субъектов.

 Нелетальная технология ротации кадров управленческих элит – следствие глубокой демократии, когда в результате публичного (направленного) дискурса квалифицированных специалистов (демократической общественности) из власти удаляются лица, принимающие безнравственные (вредные, угрожающие) решения.

 Нравственное воспитание – целенаправленное воздействие на социальный субъект со стороны других социальных субъектов, позволяющее (помогающее, заставляющее, побуждающее и т.п.) его сознательно осуществлять нравственный выбор – выбор по совести.

Практические исследования показали, что с помощью разработанных нами сетевых средств направленного дискурса взрослый человек «нравственно воспитывается» гораздо лучше ребенка.

 

Нравственность – особый настрой мышления и поведения социального субъекта, позволяющий не наносить вред (создавать угрозы) себе, окружающим, среде обитания, гармония духовных и материальных устремлений и действий, баланс прав и обязанностей социальных субъектов (всеобщая нравственность обеспечивает безопасное питание, размножение и только духовное доминирование социального субъекта).

 

Нравственный (этический) принцип – это способ поведения людей, обеспечивающий развитие человечества, основанный на учете и оценке каждым социальным субъектом вреда (угрозы), наносимого той или иной деятельностью (бездеятельностью) других социальных субъектов в процессе общения (дискурсивных практик).

Общественная безопасность – состояние защищенности социальных субъектов от вреда и угроз.

Противодействие коррупции – действия социальных субъектов по предотвращению паразитических (безнравственных) действий других социальных субъектов с помощью консолидации негативного гражданского согласия в массовой этической оценке коррупционных действий.

 Разборка социального (квази-социального) субъекта – информационное воздействие, приводящее к разрушению имиджа (социальная смерть, реорганизация, расформирование и т.п.).

 Ризома (фран. – корневище) – понятие постмодерна, фиксирующее принципиально внеструктурный и нелинейный способ организации целостности; неравновесная целостность (аналог неравновесной среды, изучаемой синергетикой, - теорией катастроф);  перманентная креативная форма, имманентная (внутренне присущая) нестабильность.

Классический пример ризомы – не корень, но луковица, содержащая в себе скрытый, потенциальный стебель.

В моделях управления поведением социальные и квази-социальные субъекты удобно представлять в качестве ризом.

 

Ризоморфная среда – субстанция, состоящая из взаимодействующих ризом, обладающая имманентным потенциалом самоорганизации и саморазвития.  По сути, ризоморфными средами являются все социальные среды. Их также иногда именуют хаосами (управляемые хаосы, управление в хаотических средах).

Классический пример ризоморфной среды – среда письма (текст есть продукт письма, как процессуальности, не результирующейся в данном тексте).

 Сборка социального (квази-социального) субъекта – информационное воздействие, обеспечивающее защиту имиджа (социальный «бронежилет»), восстановление имиджа, формирование нового имиджа (доверия, влияния).

 Совесть – этический саморегулятор поведения социального субъекта как его внутренний настрой, формируемый в процессе нравственного воспитания с помощью других социальных субъектов, постоянно корректирующих поведение и самооценку воспитуемого.

С точки зрения социальных технологий, совесть – это тысячи нравственных свидетелей.

 Солидарность (солидарное поведение) – это важнейший групповой инстинкт социальных субъектов (когнитивных крыс), их согласованное поведение.

 Социальная сеть влияния – автоматизированная сетевая система, предназначенная для этической оценки вреда (угроз) от действий социальных субъектов. Сеть влияния выполняет функции этического корректора и саморегулятора социальной среды, является инструментом нравственного воспитания социальных субъектов, ограничения их паразитической и развития творческой, созидательной активности.

Примером такой сети является реализуемый консорциумом проект ГЛОН (глобальная нравственность).

 Социальная смерть – тотальное негативное гражданское согласие в отношении социального субъекта; разрушение доверия к социальному субъекту, в следствие чего он лишается влияния даже на процессы собственной жизнедеятельности, утрачивает позиции доминирования.

 Социальное действие – результат активности социального субъекта:  намерения, заявления, решения,  поступки и т.п., затрагивающие интересы, способные нанести вред, создать угрозу для более чем одного социального субъекта.

 Социально-паразитическая структура – организация, все усилия которой направлены на получение средств для поддержания собственного существования. Характерным свойством такой структуры  является имитация ее основной деятельности по решению социальных задач, актуальных для населения.

 Социальные технологии – способы (алгоритмы, последовательности) действий социальных субъектов, обеспечивающие их устойчивое созидательное развитие (саморазвитие) и безопасность  жизнедеятельности (действия, приводящие к определенным результатам). Частным случаем и хорошо известным примером социальных технологий являются политические технологии (политтехнологии).

 

Социальный паразитизм – способ существования социального субъекта (физического или юридического лица, группы лиц, организации, государства и т. д.), пораженного идеологией личной наживы любой ценой, следствие культа «золотого тельца», стяжательства и двойных моральных стандартов. Социальный паразит стремиться жить за счет других людей, не участвуя в созидательном труде.

Пути профилактики социального паразитизма – общественный контроль и массовая  этическая оценка результатов деятельности социального субъекта.

 Социальный процесс – способ существования социального субъекта, его жизнедеятельность, осуществляемая во взаимодействии с другими социальными субъектами (в моделях управления поведением - социальный субъект удобно представлять в виде процесса).

 Социальный субъект – отдельный человек, группы людей и их объединения, организации, предприятия, государства, корпорации и т.п., человечество в целом.

 Субъект-объектный переход (превращение) – ситуация, в которой заказчик или организатор (агрессор), применяющий информационное оружие, сам подвергается его ответному воздействию со стороны своей жертвы.

Жертва, использующая свое превосходство в оперативном искусстве применения информационного оружия, часто получает серьезное преимущество, вплоть до быстрой социальной смерти нападавшего.

 Углубление демократии (глубокая демократия) – вовлечение в глобальный диалог (дискурс) всех нравственных и квалифицированных граждан по поводу всех социально-значимых решений (действий), принимаемых социальными субъектами.

 Угроза – потенциальный вред.

 Шкала оцени вреда (угроз) Чигирева В.А. и Юнацкевича П.И.  (бинарная, десятибалльная и т.п.) – способ оцифровки и визуализации вреда и угроз от социальных действий социальных и квази-социальных субъектов.

Являясь по сути квазиметрической шкалой, позволяет получить «гладкие» оценочные функции и, соответственно, применять в социальных измерениях весь арсенал хорошо разработанных методов оптимального управления, теории игр и т.п.

Применение шкал оценки вреда и угроз  В. Чигирева в гипертекстовых информационных концентраторах  позволяет эффективно влиять (управлять) социальными (ризоморфными) процессами.

 Шкала этической оценки (бинарная, десятибалльная и т.п.) – способ оцифровки и визуализации оценки уровня нравственности социального субъекта.

 Этическая оценка – определение уровня нравственности  социального субъекта.

 Совершенствование средств и методов информальных образовательных технологий

 Совершенствование средств и методов информальных образовательных технологий реализуется в процессе синтеза дискурсивного подхода и массовых этических оценок социальных действий.

Главным элементом совершенствования средств и методов информальных образовательных технологий является усиление функции воспитания и воспитательного воздействия данных технологий.

 Информационное и программное обеспечение информальной образовательной среды государств-участников СНГ

 Информационные сетевые ресурсы, созданные исполнителем (ОСБ ПАНИ) пункта 2.9 Плана взаимодействия государств-участников СНГ по расширению применения дистанционных образовательных технологий на период до 2012 года, обеспечивающее информальную образовательную среду государств-участников СНГ:

 1. «Единое образовательное пространство СНГ»

http://cisedu.spb.ru/

 2. «Единое культурное пространство СНГ»

http://www.unitedculture.ru/

 3. «Российско-Белорусский Союз»

http://www.intresint.spb.ru/

 3. «Информационно-аналитический ресурс по противодействию экстремизму в СНГ»

http://www.antiextremist.ru/

 4. «Единое оборонное пространство СНГ»

http://defspace.org/

 

Ресурсы являются открытыми для использования как государственными, так и общественными организациями из государств-участников СНГ. Заинтересованные организации из государств-участников СНГ могут направлять на электронную почту Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. свою информацию для размещения на данных ресурсах.

Для поддержания контента созданных ресурсов используется инструмент народной (гражданской) дипломатии, который позволяет проявлять себя заинтересованным гражданам в практике многосторонней интеграции государств-участников СНГ.

 В конце 2013 года планируется запуск следующих сетевых ресурсов информального образования:

 «Единое правовое пространство СНГ»;

«Российско-Украинский Союз»;

«Российско-Казахский Союз» и т.д.

 

Для совершенствования средств и методов информальных образовательных технологий, разработки информационного и программного обеспечения информальной образовательной среды государств-участников СНГ, а также поддержки информальной образовательной среды государств-участников СНГ созданы и функционируют сетевые научно-образовательные,  просветительские, общественные и частные структуры:

 

1. Международная академия социальных технологий (http://pan-i.ru)

2. Отделение социальных технологий и общественной безопасности Международной академии социальных технологий (http://osbpani.spb.ru)

2.1. Институт социальных технологий (http://www.iovpani.spb.ru)

2.2. Институт нравственности (http://inrav.ru)

2.4. Институт практической этики (http://inethic.spb.ru)

2.5. Институт социализма (http://insocialism.spb.ru)

2.6. Институт интегративной медицины (http://ourdoing.ru)

2.7. Институт недвижимости и оценки (http://stroyso.com)

2.8. Институт образования взрослых (http://www.iovrao.spb.su)

 

3. Сетевые инструменты информального образования СНГ:

3.1. Международные антикоррупционные силы (http://corruptio.spb.ru)

3.2. Информационно-аналитический ресурс по противодействию экстремизму (http://www.antiextremist.ru)

 

 

Дальнейшим развитием информальной образовательной среды государств-участников СНГ заняты следующие сетевые научно-технологические структуры:

1. Научный консорциум высоких гуманитарных и социальных технологий (http://www.scicomcis.spb.ru).

2. Международная академия социальных технологий (www.pan-i.ru).

3. Институт социальных технологий (http://www.iovpani.spb.ru)

 

Планируется дальнейшее создание и развитие сетевых структур информального  образования в СНГ, нацеленных на формирование единого образовательного, культурного, оборонного, правового, экономического, научно-технологического пространства государств-участников СНГ.

 

Доктрина нелетальной войны

 

 Идеи о доктрине нелетальной войны развивают Концепцию мягкой силы, предложенную учеными из США, предполагающую исключение насилия как новый метод ведения войны.

Сегодня в любом деле отсутствуют абсолютные начала – моральные, этические, нравственные ценности. Их нет и в новой модели войны – нелетельной войны или сетевой войны. Старая мораль, основанная на декларируемых общечеловеческих ценностях, рухнула, уступила место утилитарной, монетарной, прагматичной системе ценностей (Куль денег). Ключевыми проблемами современности остается организованная преступность и паразитический капитал, которые налагают мораторий на ведение термоядерной летальной войны и требуют новых и нелетальных решений.

Современный гражданин любого государства планеты не собирается отдавать свою жизнь за идеалы, пораженные двойными моральными стандартами. Уверовав в деньги как в Бога, заменив веру в Бога верой в Деньги, современный человек тратит всю свою энергию на захват материальных ресурсов. На планете случился нравственный холокост: баланс материальных и нематериальных ценностей нарушен в пользу диктата материальных ценностей, устремлений и действий по переделу планетарных ресурсов. Все моральные ценности деформированы примитивизацией мотивационной сферы современного человека, а именно – переход к модели, разработанной профессором Чигиревым В.А., которую условно назвали моделью «когнитивной крысы». Эта модель наиболее адекватна описанию человека, с которым случилась беда морального кризиса. В модели используется бихевиористический подход, при котором все человеческие потребности сводятся к трем компонентам – «ПРД»:

«П» – пища (современный эквивалент пищи – деньги), ее добыча любой ценой для обеспечения выживания;

«Р» – при наличии пищи (достаточного количества денег) – размножение, воспроизводство поколения и (или) монополия на лучших женщин и непрерывные половые развлечения;

«Д» – доминирование над другими, чтобы больше добывать денег и монополизировать лучших женщин и чинить собственный произвол, возводя свои желания в ранг закона и обязательства для исполнения другими социальными субъектами.

«Когнитивные крысы» воевать не собираются из-за угрозы потерять свою жизнь и здоровье, однако готовы вести ожесточенную войну нелетальными средствами, допускающими случайные летальные исходы и так называемые непланируемые самоубийства социальных субъектов.

Цель нелетальной войны – построение на планете открытого и свободного гражданского общества, состоящего из социальных субъектов (граждан, организаций, объединений, государств и международных союзов, содружеств и альянсов), созидающих и не наносящих вреда другим социальным субъектам ни мыслью, ни словом, ни делом.

Внутренний и внешний враг гражданского общества – социальный паразит (актуальный и латентный), живущий за счет других и наносящий вред другим социальным субъектам (отдельным гражданам, организациям, объединениям, государствам и союзам) мыслью, словом и делом.

Оружие нелетальной войны: информационный концентратор; направленный дискурс; шалы вреда и угроз.

Шкалы оценки вреда и угроз  разработаны Отделением социальных технологий и общественной безопасности Международной академии социальных технологий (www.osbpani.spb.ru), Институтом социальных технологий (www.iovpani.spb.ru), Центром военно-гуманитарных исследований (www.pan-i.ru) и Институтом нравственности (www.inrav.ru).

Направленный дискурс разрушает или собирает любой квази – социальный субъект (организация, государство, объединения  и союзы). Информационно-организационное оружие VI  технологического уклада более эффективно и дешево по отношению к нейтронному оружию. Имуществу урон не наносится при разборке социального субъекта. При этом не допускается уничтожение любого социального субъекта, даже если это очевидный для общества социальный паразит. Каждый социальный субъект при  его разборке разваливается на части, которые синтезируются в новый социальный субъект, исключающий  паразитарное поведение на начальном этапе своего развития. И если социальная среда не позволит, то паразитарные тенденции так и останутся в скрытом, потенциальном состоянии. Тут боле уместно говорить о нравственном воспитании вновь созданных социальных субъектов – технологической реализации правила «Три С»: не вреди себе, соседям, среде ни мыслью, ни словом, ни делом; созидай для себя, соседей, среды мыслью, словом и делом (информальном образовании).

Эффективное оружие V технологического уклада – СМИ (средства массовой информации) для получения поражающего (нанесения вреда) эффекта осуществляют концентрацию распределенной толпы. Все рассеяны по разным местам, подключены к одному или нескольким каналам СМИ, не видят друг друга и получают дезинформацию и становятся объектами манипуляций. Данная технология приводит к так называемой смерти социального субъекта, т.е. когда социальный субъект перестает влиять на процессы управления собственной жизнедеятельностью, лишается позиций доминирования, существенно и постоянно ограничивается в реализации потребности размножаться и иметь лучших женщин, теряет объемы добычи денег, попросту, их не может никак получить.

Информационно-организационное оружие, или его конверсионная версия (высокие гуманитарные и социальные технологии, www.scicomcis.spb.ru, Научный консорциум высоких гуманитарных и социальных технологий)   VI  технологического уклада основаны на применении мобильных, виртуальных толп, которые в состоянии нанести поражающий удар такой силы, с которым не справится реальная толпа на улице.  Также можно получить созидательный эффект, если  использовать виртуальные толпы для нанесения удара по ризомоморфной социальной среде.

Под ризоморфной социальной средой мы понимаем социальную среду, стабильно нестабильно развивающуюся и самоорганизующуюся, игнорирующую любые попытки когнитивного управления, т.е. управления из единого центра.

Предлагаются инструменты ведения глобальных нелетальных войн, соответствующие требованиям VI технологического уклада (собора и разбора социального субъекта).

Стратегия нелетальной войны: построение на планете открытого глобального гражданского общества, в котором субъект будет возрожден и решен вопрос ограничения организованной преступности и паразитического капитала.

Тактика нелетальной войны: минимизация угроз (организованной преступности и паразитического капитала) через массовую оценку вреда от каждого социального паразита (актуального или скрытого).

Оперативное искусство: конструирование информационных концентраторов на основе использования шкал оценки вреда и угроз.

Новый этап развития военной науки в 2012 году связан  с  разработкой и реализацией разработанных инструментов ведения глобальных нелетальных войн (информационных концентраторов, направленных дискурсов, шал вреда и угроз).

Социальные системы и среды неуправляемы, никто не знает, что будет завтра и что было вчера, а если и присмотреться, то никто не понимает, что происходит сегодня. Регулирующие воздействия на социальные среды  осуществляются  во временных плоскостях негативного  гражданского согласия. Не построение ада на земле – задача современных специалистов по информационно-организационному оружию, высоким гуманитарным и социальным технологиям, - а избегание ада.  Не отбор лучших в когнитивные центры управления, а отсекание худших – задача социальных технологов,  социальных инженеров и социальных дизайнеров, – представителей новых профессий XXI века.

Сегодня нужно обеспечить бескровный передел планетарных ресурсов, перейти от ручного управления – единого центра воли и произвола, - к сложным системам управления, отражающим противоречивую суть самого субъекта управления – динамическую и сугубо нелинейную (ризоморфную) социальную среду, состоящую из множества социальных субъектов.  Поэтому важным компонентом информационно-организационного оружия VI  технологического уклада является направленный дискурс, который обладает сложной и нелинейной структурой, тождественной объекту управленческих воздействий – ризоморфной социальной среде.

Применение в коммерческих и созидательных целях высоких гуманитарных и социальных технологий тесно связано с кластерным анализом и синтезом.  Сборка нового социального субъекта, капитализация которого сопоставима с доходом экономики страны среднего уровня развития, осуществляется путем анализа кластеров и их синтеза, а далее – поддержание устойчивого развития в стабильно неустойчивой социальной среде.  Причем период устойчивого развития тесно связан с объемом вреда, который данный социальный субъект в процессе своей жизнедеятельности наносит другим социальным субъектам.

Из-за непрогнозируемого феномена направленного дискурса, как показала практика исследований институтов Международной академии социальных технологий в 2010-2012 годах, возникают так называемые субъект-объектные переходы. Это когда организатор дискурса сам может стать объектом обсуждения и оценки вреда, что приведет к его быстрой социальной смерти.  Поэтому социальные субъекты, связанные с процессами нанесения другим социальным субъектам вреда, не могут сами погружаться  в дискурсивные процессы. Однако другие социальные субъекты могут легко и дешево применять к ним элементы информационного-организационного оружия и получать в итоге распад объекта своего воздействия.

Промежуточными итогами нелетальной войны является результат ограничения социального паразитизма конкретных субъектов, использующих организованную преступность и паразитический финансовый капитал для реализации своих «ПРД» (потребностей в получении денег, размножении и доминировании).

Нелетальные войны не направлены на уничтожение социальных паразитов. Это своеобразный культурный слой человечества, ликвидация которого равносильна самоубийству цивилизации. Социального паразита нельзя уничтожать, репрессировать, так как он генерирует важные социальные мифы, формирующие иллюзию стабильности и «предсказуемости» завтрашнего дня для других социальных субъектов. В этом плане новая война идет под следующим девизом «отказ от насилия как новый метод ведения войны».  Несомненно и то, что те лидеры, которые проводят политику ликвидации социальных паразитов, убивают составляющих их граждан по разным «законным» основаниям – в  целом ликвидируют тот жизненный слой в социальной среде, без которого эта среда распадется и приведет к очередной катастрофе.

В этом плане мы сторонники моратория на лишения человека жизни и создания новой правовой нормы, запрещающей ликвидировать организацию (которая стала квази-социальным субъектом, а не просто бюрократической фикцией или симулякром и практикаблем) любой формы собственности, пока ее не переформатируют в режиме самоуправления и саморегуляции ее члены. Организация, также как и человек, в современном мире должна получить право на свою жизнь и сохранение преемственности, традиционности. В ходе же ведения нелетальных войн именно организации становятся мишенью для информационных и организационных ударов.  Функцию внутренней и внешней защиты организации выполняет дискурсивный процесс, запуск которого возможен при наличии соответствующих специалистов, о подготовке которых только начинают говорить:

- конфликтолог (или бакалавр / магистр конфликтологии);

- социальный технолог (или бакалавр / магистр социальных технологий);

- социальный инженер (или бакалавр / магистр социальной инженерии);

- социальный дизайнер (или бакалавр / магистр социальной инженерии;

- социальный доктор (или бакалавр / магистр социальной медицины);

- специалист по кластерному анализу и синтезу (или бакалавр / магистр кластерного анализа и синтеза).

Также произошла апробация новых военных и правоохранительных специальностей.

Для национального ведомства обороны:

- военный конфликтолог (или бакалавр / магистр военно-гуманитарного профиля);

- военный социальный технолог (или бакалавр / магистр социальных технологий двойного назначения);

- военный аналитик (или бакалавр / магистр информационного противоборства);

- военный инженер - программист и администратор информационных систем национальной обороны (или бакалавр / магистр военного программирования и администрирования информационных систем национальной обороны);

- командир виртуальной боевой системы «Интеллектуальный танк», «Виртуальный вертолет», «Стратегическая информационно-организационная ракета»;

- командир системы информационного противоборства.

Для министерства внутренних дел:

- юрист - конфликтолог (или бакалавр / магистр уголовного / гражданского права и конфликтологии);

- юрист и специалист по практической этике (или бакалавр / магистр уголовного / гражданского права и практической этики);

- юрист и специалист по нравственному и правовому воспитанию взрослых (или бакалавр / магистр уголовного / гражданского права нравственного и правового воспитания взрослых);

- юрист  - специалист по борьбе с организованной преступностью и незаконным оборотом финансов (или бакалавр / магистр уголовного права и информационного противоборства организованной преступности и незаконному обороту финансов);

- юрист – программист и администратор информационных систем противоборства организованной преступности и незаконному обороту финансов (или бакалавр / магистр уголовного права, программирования и администрирования информационных систем противоборства организованной преступности и незаконному обороту финансов);

- юрист-инженер и администратор системы информационного противоборства преступлениям уголовной направленности.

- техник  системы информационного противоборства преступлениям уголовной направленности.

Для эффективного противостояния и нового вида сдерживания угроз в условиях сетевых нелетальных войн важен кадровый ресурс – новая элита общества, состоящая из граждан, способных порождать новые знания. В тотальных нелетальных войнах востребованы кадры, способные порождать новые знания. По сути – это катализаторы направленных дискурсов, - социальные инженеры построения и регулирования дискурсивных процессов, сборки информационных концентраторов и оценки вреда и угроз. Новая элита – это элита, обладающая способностью генерировать новые знания. Создание такой элиты для успешного сдерживания давления внешних социальных паразитов (паразитарного финансового капитала) – задача национальной безопасности любого квази-социального субъекта (государство, союз, содружество или альянс государств).

При применении по квази-социальному субъекту информационно-организационного оружия возникает хаос социальных субъектов, составляющих данный квази-субъект. Адекватная угрозам ориентация квази-социального субъекта в управляемом хаосе может осуществляться с помощью нравственного компаса: не наносит ли предполагаемое действие социального субъекта вред социальному субъекту и его членам.

Важным инструментом защиты квази-социального субъекта, который созидает и соблюдает правило «Три С», является стратегический дискурс с гражданским обществом, которым нужно заниматься и с точки зрения теории, и точки зрения практики и технологии.

 

Перспективной задачей исследований Института социальных технологий Международной академии социальных технологий на 2013-2014 годы год является разработка общедоступных инструментов стратегического дискурса с гражданским обществом.