Субъектом коррупции является административное преступное бандформирование (АПБ) – криминальное явление. Оно образуется на основе преступного сговора администрации, правоохранительных органов, суда и подконтрольных криминальных групп, которое формально само призвано защищать права граждан, но этого не делает, а имитирует данную функцию и занято ускоренным обогащением, переделом собственности и разворовыванием бюджетных средств.  

Особенность АПБ от ОПГ в том, что АПБ, контролируя законодательную власть в зоне своей деятельности, издает нужные для себя законодательные и нормативные акты, и преступления совершает по всем правилам юриспруденции. 

Например, показательный снос так называемого «самостроя». Жилье для многих стало недоступным. Люди идут на самый дешевый способ купить жилье – это оплатить самострой. Хозяин самостроя несет деньги судье, который выдает нужный правовой акт, опираясь на соответствующую правовую норму.

  Местная администрация требует больших денег, чем судья, и в случае несогласия хозяина самостроя назначает ему наказание за не принос взятки в виде сноса жилья, за которые заплатили люди.

В итоге, совершается преступление против права на жилье, но оно прикрыто законом – нет разрешения на строительство, т.е. не принесли взятку.  

 

Разрешить автоматически самострой администрация не может, так как лишится сбора денег. А дополнить существующий закон нормой, разрешающей на свой страх и риск (как ведение предпринимательства) возведение многоквартирного жилья и его автоматическую регистрацию как объекта права собственности) не могут, так как это лишит суд и АПБ источника сбора денег.  

Трагедия сноса самостроя – это варварство и правовое кощунство, недопустимое в правовом государстве, но возведенное местными АПБ в ранг законного мероприятия.   

Борьба с АПБ требует новых технологий, основанных на дополнении структур формального права (правоохранительные органы, следствие, суд, исполнение наказания) инструментами неформального права (общественные организации, объединения граждан и местное самоуправление).

Это требует определенных знаний и умений в организации взаимодействия структур формального и неформального права.  

Положительный опыт в использовании структур неформального права был получен в прошлом веке в США.  Без использования этого опыта в России решить задачу минимизации преступлений коррупционной направленности не представляется возможным.

О чем свидетельствует 20-летний опыт борьбы с коррупцией в России. Структуры противодействия коррупции создаются и модернизируются. Но часто именно их руководители сами становятся субъектами организации преступлений коррупционной направленности по принципу «за что отвечаю, то и имею».

 

Формальное право не эффективно в борьбе с субъектом коррупции – АПБ.  Необходимы новые правовые решения – использование против АПБ неформального права.

 

Теоретические и практические разработки в области неформального права в России осуществляются Научным консорциумом высоких гуманитарных и социальных технологий.

 

Юнацкевич П.И. 

Институт социальных технологий - член Научного консорциума высоких гуманитарных и социальных технологий

 

источник: